Журнал "Огонек" опубликовал выдержки из мастер класса Виталий Манского, который был дан в качестве председателя жюри ТЭФИ в Уфе, для представителей регионального телевидения.




Вечность в 7 секунд.
В период расцвета документалистики на телеэкране в среде режиссеров-документалистов нарастает протест против навязываемых им форматов


Сегодня в России только для федеральных каналов снимается около двух с половиной тысяч часов неигрового продукта в год. При этом отечественное документальное кино все больше входит в зону кризиса. Если раньше ежегодно российские документалисты приезжали на основные мировые кинофестивали и практически между собой разбирали награды, то в этом году на главный фестиваль в мире, в Амстердаме, российские картины не попали. Такого никогда не было.

Сегодня на федеральных каналах документального кино хоть сколько-нибудь неформатного практически нет. Там торжествует формат. Что такое форматное неигровое телевидение? Это не только ограничение по времени эфира: пресловутые 26, 39, 44 и 52 минуты. Это и форма подачи материала.

Документальный фильм, как я его понимаю,—это изображение и чувства. А телевизионный документальный фильм—это в лучшем случае звук и изображение (где звук первичен), а в худшем—только звук, с формальным отношением к изображению. Многие документальные продукты на российском телевидении делаются таким образом: сначала пишется текст, затем на этот текст нанизывается картинка. А кино делается ровно наоборот: сначала возникает идея, потом снимается материал, затем происходит осмысление этого материала. И только в тех местах, где автор чувствует, что ему необходим некий комментарий, возникает текст. Кинематографист старается сделать картину, которая говорит изображением. Но телевидение не может себе позволить выстроить картину на изображении. Телевидение подразумевает, что любой продукт потребитель может смотреть, находясь в соседней комнате. То есть женщина, которая готовит ужин на кухне, должна быть в курсе происходящего на экране в другой комнате благодаря голосу диктора. И когда она возвращается с тарелкой супа и присаживается рядом со своим благоверным, она вроде бы ничего не упустила. Все, что нужно, она увидела ушами.

Формат также подразумевает, что человек, который включил фильм на 20-й минуте, не должен быть ущемлен по отношению к тому, кто смотрит фильм с первой минуты. То есть ему все должно быть понятно.

Лучшие неформатные фильмы фестиваля «АРТДОКФЕСТ». Картина «Бес»Существует еще целый ряд законов: текст должен начинаться не позднее чем на 3-й секунде после титров. Пауза в фильме (если режиссер хочет показать, что прошло много времени, или создать ощущение вечности) не может быть больше 7 секунд. Если она будет больше, зритель уйдет. Трудно представить себе серьезный документальный фильм, в котором режиссер был бы ограничен такими жесточайшими требованиями.

На российском телевидении в производстве неигровых форматов главным все больше становится не режиссер, а автор. Режиссер исполняет прикладную, техническую функцию. Сейчас документалисты стали выступать еще и в качестве автора, может быть, потому, что их основная роль отмирает.

СТИРАЛЬНАЯ МАШИНА С ОТЖИМОМ

Кадр из фильма «Не страшно». Режиссер Светлана ФедороваЯ понимаю, что телевидение как инструмент продажи не может себе позволить продавать непродаваемое. Кроме того, продажа всегда происходит по жестким законам. На восточном базаре продают определенным образом: продавец непрерывно кричит, машет руками, завлекает покупателей. Скандинавский рынок выглядит иначе, и продавцы ведут себя по-другому. Есть технологии продаж. Они и являются форматом для той или иной потребительской аудитории. В России сегодня принят определенный формат. Я этот формат продажи материала на федеральных каналах назвал бы восточным базаром—очень активным и назойливым продвижением товара, безальтернативной продажей, практически не оставляющей тебе выбора.

Я как человек, работавший на телевидении и лично душивший документальное кино, превращая его в форматы, понимаю: ситуация стала таковой, что настоящее документальное кино уже невозможно на телевидении. У меня несколько лет назад был слот на канале «Россия» в воскресенье с 17 до 18 часов, в котором я показал лучшее, что есть в российской документалистике, и немного западных картин. Самый низкий рейтинг был у величайшего режиссера документального кино Артавазда Пелешяна. Кадр из фильма «Гербарий». Режиссер Наталья МещяниноваЕго фильмы—неформатные. Доля людей, оказавшихся в состоянии находиться в диалоге с происходящим на экране, составила 1,4 процента. Дело в том, что в последние годы зрители стали относиться к телевизору иначе. Даже те, кто готовы получить эмоциональное восхищение или удивление от произведения, не верят, что могут получить их по телевизору. Люди перестали доверять телевизору как собеседнику, соучастнику их персональных переживаний.

В каждой стране—свои форматы, возникшие не в головах руководителей каналов, а в результате стратегии развития телевидения и диалога с аудиторией. Наши телевизионные топ-менеджеры сегодня называют телевизор таким же бытовым прибором в квартире, как стиральная машина и микроволновая печь. И подход к продукту, который туда погружается, соответствующий.

На мой взгляд, самый идеальный формат документальных фильмов—телевидения ВВС. Хотя ВВС тоже работает по принципу: текст первичен по отношению к изображению—там прилагаются особые усилия для создания изображения. Причем так, чтобы запас прочности фильма был не менее 10 лет. Чтобы в течение этих 10 лет картину могли не только показывать на своих каналах, но и продавать другим. А наши фильмы через год устаревают. Тогда канал берет ту же тему и делает фильм посвежее.

ПЕЧАЛЬНЫЕ НОВОСТИ ДНЯ

Российские федеральные каналы на документальном кино зарабатывают достаточно хорошо. Потому что минимальная стоимость серии игрового кино не меньше 100 тысяч долларов, а средняя цена неигрового продукта (я не говорю о спецпроектах)—20—40 тысяч долларов за час. Но если посмотреть на рейтинги, то они такие же, а иногда и больше, чем у игровых сериалов. Получается, экономически неигровой продукт более выгоден для заказчика.

Канал «Культура» почему-то тоже впряжен в рейтинговую гонку. «Культура» собирает долю 5 процентов, а европейский канал «Арте» собирает долю 3 процента. «Арте» за право показа моего фильма об одноклассниках заплатил порядка 80 тысяч евро. А на «Культуре» мне сказали: «Ну, мы тысячу долларов сможем тебе заплатить».

Кадр из фильма «Фестиваль». Режиссер Алена ПолунинаВ результате сериального бума в стране возникли крупные компании по производству игровых форматов, такие как «АМЕДИА». Заводы перепрофилируются, строятся павильоны. В силу демпинговых цен на неигровое кино индустрии не возникло. Как было в стране 10 студий, которые еле сводили концы с концами, так они и остались.

И мы мечтаем о возвращении кинопроката, пусть клубного. В Европе он существует.

Я, честно говоря, уже даже не понимаю, что движет людьми, которые сегодня работают в документалистике на телевидении: сказать что-либо от себя, от первого лица, режиссер фактически не может и заработать денег тоже (он получает 10 процентов от бюджета фильма). Люди, которые хотят что-то сказать, все меньше идут в документальное телевидение.  Хотя в каждом правиле, конечно же, есть исключения. Но исключений становится все меньше.

Кадр из фильма «Сарафан». Режиссер Александра СтреляннаяКак-то я смотрел архив любительских фильмов 60—70-х годов. Все, что я там увидел, меня очень удивило. Это были плохие копии журнала «Новости дня» (помните, перед сеансами художественных фильмов в кинотеатрах показывали такие 10-минутные официальные новости?). Кинолюбители, которых, казалось бы, никто не цензуровал, никто не заставлял снимать что-то определенное, в свободное от работы время брали камеру и снимали не ту жизнь, которая их окружала, а кальку с журнала «Новости дня». Мне кажется, очень часто, когда мы идем по пути формата, мы это делаем, как те кинолюбители. Мы сдаем свои позиции самостоятельно.     

 

Фото: vertov.ru

ИСТОЧНИК : http://www.ogoniok.ru/5042/22/


24.04.2008






В контате моя страница ВК


КИНОТЕАТР "ВЕРТОВ"



АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО



ФИНАЛИСТЫ ПРЕМИИ "ЛАВР"


Чёрная дыра


УЧАСТНИКИ АРТДОКФЕСТ


Флирт по-русски


ВРУЧЕНИЕ ПРЕМИИ 2013



СТУДИЯ ВЕРТОВ РЕАЛЬНОЕ КИНО


Бродвей. Черное море





ПОРТАЛ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО КИНО VERTOV.RU

Портал «Вертов» появился в сети Интернет в 1996 году и был первым ресурсом, посвященным документальному кино в российском Интернете. Много воды утекло с тех пор. За прошедшие годы появлялись и исчезали десятки сайтов и даже соцсетей, ориентированных как на профессиональное сообщество документалистов, так и на зрительскую аудиторию, любителей документалистики. Создатели «Вертова», не вступая в конкуренцию, наблюдали и по мере сил помогали подобным начинаниям. Но сегодня возникла ситуация определенного переизбытка информации. В новостных лентах и рассылках наряду с зернами, естественным образом появилось множество плевел. Эта шелуха зачастую просто не позволяет разглядеть главное. В этой ситуации мы переформатировали портал «Вертов» в своеобразный дайджест наиболее значимых (на наш взгляд) новостей, посвященных документальному кино, которые будут представлены в виде ссылок на источники информации. Иными словами, все самое важное из мира документального кино – на одной странице, которая даст пользователю возможность самостоятельного путешествия по запутанной сети, имея на руках качественную навигацию. Также, в последнее время в открытом доступе появилось немалое количество документальных фильмов. Мы возьмем на себя труд вычленять наиболее любопытные картины, создав своеобразный онлайн-кинотеатр, в котором постоянно будут показываться новые фильмы, извлеченные из всемирной сети легального видео. Помимо этого на портале «Вертов» будет представлено актуальное видео, посвященное документальному кино, а также – системой случайной выборки – фрагменты фильмов участников фестиваля «Артдокфест», финалистов премии «Лавровая ветвь», церемоний вручения премии и закрытия «Артдокфеста», фильмов производства студии «Вертов».




ПОДПИСКА ЧЕРЕЗ RSS



rss-поток




ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Главная | Контакты | Вакансии | Нашли ошибку?