Документальное кино: второе пришествие



Ваши ассоциации на термин "документальное кино"? Могу поспорить, значительная часть читателей тут же мысленно подавит зевок. Документальное кино, в представлении зрителей старшего поколения, это нечто скучное, связанное, как правило, с пропагандой. Для молодых - телевизионные циклы на исторические и криминальные темы. Самое забавное, что к документальному кино они имеют весьма опосредованное отношение. А что оно представляет собой на самом деле? И чем живет сейчас? Едва ли не единственной возможностью разобраться в этих вопросах стал Первый фестиваль реального кино "Киноглаз/MovieEye", проходивший в конце августа в Твери.


Пациент скорее жив, чем мертв!
Бум документального кино, захлестнувший отечественное телевидение, предугадывался еще несколько лет назад. Сначала появились телевизионные программы, реконструирующие самые громкие преступления и аферы века, затем исторические циклы. Правда, последние, в основном, отодвинуты в эфире далеко за полночь (документальный блок "Новый день" на Первом канале начинает вещание в 12 часов ночи). Зато "реальным шоу" в сумасшедших рейтингах не откажешь. Зрительский интерес ко всем перечисленным проектам и предопределил "второе пришествие" документального кино.
Этот телевизионный год уже объявлен каналом РТР "сезоном документального кино". Они обещают показать зрителям 150 реальных блокбастеров, построенных на уникальной хронике, рассказывающих о белых пятнах в истории вооруженных сил и секретных служб, раскрывающих закулисные игры отечественных политиков, их частную жизнь. Первый канал столь массированную атаку на зрителя пока не ведет, но уже известно, что Эрнстом и К принято решение "переплюнуть" "Россию" и запустить производство 230 (!) документальных фильмов. А ведь еще 7 лет назад ни на одном отечественном канале за документальным кино не было закреплено даже минуты эфира! Чем же объяснить столь революционные перемены на рынке документального кино?

Отвечает Виталий Манский, один из самых известных режиссеров - документалистов России, телевизионный продюсер, автор проектов "Семейные кинохроники" (РТР) и "Тату в Поднебесной" (СТС):
- Когда появилось коммерческое телевидение, произошел перекос в сторону определенных "телепродуктов". Можно было накупить латиноамериканского "мыла", расставить по сетке вещания и ни о чем больше не беспокоиться. Но зритель очень быстро накушался "вторсырья", и потребовал, чтобы его герои заговорили на родном языке. Рынок ответил на этот запрос валом сериальной продукции. Потом зритель захотел увидеть на экране самого себя. Телевидение отнеслось к этому настороженно, оно помнило еще, как насильственно кормили советских граждан документальным кино. Когда в 94 году мы запускали с Эрнстом (Константин Эрнст, генеральный продюсер Первого канала - авт.) проект "Реальное кино", он мне сказал: "Я делаю это для того, чтобы мне потом памятник поставили". Сегодня на Первом канале - самый большой документальный блок. Зрители за него проголосовали рейтингами. И теперь, когда телевизионные начальники садятся за свои "Библии" с цифрами и сметами, они видят, что допустим, производство игрового сериала обходится в 180 тысяч долларов за серию, и собирает долю зрительской аудитории - 28%, а у документального фильма, сделанного всего за 15 тысяч долларов, доля - 24%. Выгода очевидна. Она и объясняет бум документального кино.
Казалось бы, хорошие перспективы открываются перед документалистами. Телевизионные каналы и деньги дают на производство фильмов, и аудиторией обеспечивают, да не какой-нибудь, а всесоюзной. Однако есть у медали и обратная сторона.

Обратная сторона медали
Кто платит, тот, как и известно, и музыку заказывает. В данном случае, подстраиваясь под те самые рейтинги, ожидания телезрителей. А они, к сожалению, еще не готовы к восприятию "неформатного" документального кино. Чем же оно отличается от своего телевизионного собрата? Мнения на этот счет разнятся. Одним из формальных признаков чистоты жанра принято считать отсутствие закадрового текста. Драматургия документального фильма выстраивается из столкновения самих кадров, рождающих историю, не требующую пояснений. Зритель должен сам делать выводы.
- В этом, собственно, и заключается разница, - считает Виталий Манский. - Документальное кино рассчитано на вдумчивого, умного зрителя. Телевидение требует более упрощенных форм. Если какой-нибудь бабе Вале из Серпухова не разжевать, не разложить все по полочкам, она просто переключит канал. Поэтому в телевизионном фильме не должно быть никаких длиннот, ассоциативных рядов, чересчур сложных образов. Все должно быть предельно понятно. То, что на телевидении называют документальным кино, им, по сути, не является. Это некий отдельный жанр, лишь использующий схожие приемы. В упрощенном варианте.
Для примера. Создатели "реальных шоу" взяли на вооружение метод наблюдения, основной в документальном кино. Чтобы увидеть механизм упрощения метода, сначала рассмотрим его чистовой вариант.
- Я никогда ничего не инсценирую и не придумываю, - делится опытом Марина Голдовская (режиссер-документалист, автор эпохальных лент "Власть соловецкая", "Архангельский мужик", "Князь"). - Это тяжело. Зато у тебя перед глазами разворачивается настоящая жизнь. Ты не знаешь, что увидишь через минуту. Например, в фильме "Князь" есть эпизод, где я разговариваю с женой главного героя, решившего восстановить родовое имение. Она рассказывает, что сама бы на это ни за что не решилась, но во всем полагается на мужа. И в этот момент он неожиданно к нам подходит и нежно ее обнимает. В этой сценке видно, что он романтик, немного не от мира сего, виден ее страх, их отношения. И все это живое, не придуманное. Самое сложное - собрать потом из этих "живых кусочков" историю. В этом смысле документальное кино сложнее, чем игровое. В игровом все развивается по заранее написанному сценарию. А документальное кино - это сплошная импровизация. Этим оно и интересно.
Удивительно, но телевидение, с его практически безграничными возможностями по части организации наблюдения, побаивается импровизаций. Что и демонстрируют всевозможные псевдо-реальные шоу, например, "Последний герой".
- Никто не хочет отправить съемочную группу с экспедицией на необитаемый остров, - говорит Виталий Манский, - Потому что неизвестно, чем эта поездка обернется. Куда легче поселить на острове звезд и моделировать их жизнь. Сегодня мы играем в салочки, завтра выгоняем Сашу, послезавтра Машу. Это реальная игра, но не реальная жизнь.
Наблюдать за смоделированной игрой, согласитесь, куда легче, нежели за реальной жизнью. Что, по сути, является упрощением метода, его конвейерным использованием. Документалистам старой закалки такое примитивное использование приемов и методов документального кино, как нож по горлу. Казалось бы, не хочешь подстраиваться под чужие правила, ищи другие источники финансирования и показа. Но в том-то и проблема, что альтернативы телевидению на сегодняшний день не существует. Нет, деньги на съемки фильма найти не проблема! Достаточно, обратиться в то же Госкино. Но прокатом эта организация не занимается, и по большому счету, только мешает развитию отрасли. Поскольку финансирует производство фильмов, никому не нужных. Кроме режиссера, конечно. Заработать на прокате он заведомо не может и, чтобы не протянуть ноги, вынужден экономить на производстве. Зачастую это выливается в откровенное воровство. Бюджет максимально ужимается, а с ним и качество фильма.
Эта проблема, кстати, характерна и для игрового кино. Как ее решить, пока не придумано. Совсем отказать режиссерам в государственной поддержке пока нельзя. Иначе документальное кино (не приспособленное к телевизионному формату) благополучно скончается. Видимо, нужно ужесточить отбор, выделять деньги только… Кому? Дебютантам? Мэтрам? Ясно одно - та система, что существует сейчас, требует серьезных доработок.
- Сегодня зрительскую аудиторию нам может обеспечить только телевидение, это факт! - говорит режиссер-документалист Юрий Хащеватский (самый известный его фильм - "Обыкновенный президент", злая сатира на президента Белоруссии Александра Лукашенко), - К этому нужно привыкать. И постоянно помнить о том, что мы делаем фильмы не для себя, для зрителя. Важно зацепить его чем-то, необычным голосом, особой интонацией. А потом ни на минуту не отпускать его внимание, постоянно держать на крючке. К сожалению, многие этого не умеют.
- Честно говоря, меня это удивляет - включается в разговор Виталий Манский. - Телевизионные законы просты: записать 5-6 интервью, связать между собой авторским текстом, перекрыть (создать изобразительный ряд - автор) хроникой. Я такие "фильмы" могу делать по одному в неделю.
- Почему же другие не могут?
- Не хотят. Все, кто закончил ВГИК, чувствуют себя, по меньшей мере, Феллини, а телевидению нужны ремесленники, готовые по образцу делать качественный продукт. В этом вся проблема.


Выхода нет?
На самом деле, есть, только не сейчас, не сразу. Самое смешное, что в его поисках заинтересовано само… телевидение.
Те 380 фильмов, которые обещают в этом году произвести Первый канал и "Россия" - цифра, на самом деле, несколько, завышенная. Хороший режиссер - даже при ускоренных телевизионных темпах - делает, в среднем, 3 картины в год. Значит, у означенных каналов есть потребность, как минимум, в 120 творческих группах. А их, по словам Виталия Манского, едва наберется… 30! При этом не взяты в расчет канал НТВ, где также принято решение увеличить документальное вещание, ТНТ, которая вообще позиционирует себя как "реальное телевидение"…
Проблема кадров очевидна, как и ее корни. Еще несколько лет назад поступить во ВГИК, связать свою жизнь с документальным кино, значило, обречь себя на верную и голодную смерть. Немногие на это решались. Документалисты старой закалки, в свою очередь, либо завязали с профессией, либо не желают дискредитировать себя связями с телевидением. Новое же поколение просто не успело вырасти, набрать вес, окрепнуть.
К тому же больших денег заработать на документальном кино по-прежнему нельзя. Режиссеру "со стороны" канал платит 10% от бюджета картины, в денежном выражении - 2000-3000 долларов за фильм. Если умножить на три, получается 6000-9000 долларов в год, что равняется заработку штатного телевизионного работника, ни чем особенно не занятого. Документалисты надеются, что телевизионные начальники рано или поздно сделают из этого правильный вывод и бум количественный переведут в качественный.
- Производство документальных фильмов, на мой взгляд, нужно сократить примерно на четверть, - говорит Виталий Манский, - Но это не значит, что нужно урезать и финансирование. Напротив, его нужно увеличивать. Ведь в чем разница между телевизионной программой и документальным фильмом? Программа готовится, максимум, неделю. За этот срок по определению не копнешь глубоко. А вот у киношников такая возможность должна быть: поработать в архивах, найти интересную историю, красиво ее подать. На это нужны деньги, и думаю, каналы будут увеличивать бюджеты производства. Чтобы не потерять зрителя.
С увеличением бюджетов изменится и сам формат. Вполне возможно, в сторону "чистого", неадаптированного документального кино.
- Правильнее говорить "неигрового", - поправляет Марина Голдовская, - Термин "документальное кино" был придуман в 26 году журналистом Джоном Грифсоном, который в рецензии на фильм "Муана" Роберта Флаэрти (основоположника жанра - авт.) написал, что эта картина имеет документальную основу. Словосочетание прижилось, хотя лично мне совсем не нравится. Что может быть скучнее документа! Отсюда и предубеждение зрителя, его нежелание смотреть неигровое кино. Мы должны как-то переломить это отношение. Жаль, нет человека, который взвалил бы на себя эту задачу, организовал на телевидении программу, посвященную документальному кино, показал обойму самых интересных фильмов, организовал их обсуждение. Я уверена, зритель стал бы это смотреть.
Но даже не нарастающий интерес к жанру является главным аргументом в пользу положительного ответа на вопрос, вынесенный в название главы. Телевидение вынуждено поддерживать неформатное документальное кино еще и потому, что зависит от него. Исчезни этот вид искусства, исчезнет и питательная среда для телевизионных жанров. На Западе, кстати говоря, это уже давно поняли.
- У меня была картина, - рассказывает Виталий Манский, - которую я целиком сделал на "срезках" военной хроники. Несколько месяцев сидел в архивах, собирал ее буквально по крохам. И на одном из западных фестивалей получил приз - 25 тысяч долларов, от крупного телевизионного канала. На банкете подхожу к его представителю: "Вы, наверное, хотите, показать фильм?" - "Нет, это не наш формат". Моему изумлению нет предела: "А приз?" - "А приз мы дали потому, что поддерживаем ваши идеи, и хотим, чтобы их использовали другие. Проще говоря, откупаемся от вас".
- Вы бы Эрнсту это рассказали!
- Я думаю, наши телевизионщики придут к этому. Поймут, что некоторые телевизионные жанры опираются исключительно на язык документального кино. Это как в моде: существует прет-а-порте, одежда для массовой носки, и высокая мода. Чтобы создавать актуальные коллекции прет-а-порте, нужно постоянно следить за тенденциями в мире высокой моды. Ездить на показы, смотреть, наблюдать. Телевидение тоже должно следить за модой. И в этом спасение документального кино.


Напоследок. О некоторых тенденциях
Начнем с прет-а-порте - кино телевизионного, форматного. Несмотря на его полную зависимость от документального "законодателя мод", проявляет он и собственную активность. Именно на телевидении был изобретен такой жанр, как "doc soup" - "реальный сериал", снятый в реальном времени, с участием реальных людей. От "реальных шоу" его отличает то, что снимаются не смоделированные ситуации, а "поток жизни". Тем самым методом наблюдения. В Америке первый такой сериал появился еще в 1976 году. У нас несколько лет назад. Назывался "Откройте, милиция".
- Мы сделали 26 серий, - вспоминает Виталий Манский. - Было очень сложно. Проблема в том, что милиционер делает шаг и уже нарушает закон. "Ментам" из игрового сериала это позволено. А когда живой человек, при погонах идет на нарушение устава, а камера это фиксирует, он же будет уволен, наказан! Кому это надо? Поэтому наше телевидение предпочитает не связываться с подобными проектами, переводить все в зону игры, иллюзии реальной жизни.
И все же у жанра есть перспективы. Уже скоро на экранах страны появится "реальный сериал" "Скорая помощь", о рабочих буднях соответствующей службы. Впрочем, править бал на телевидении по-прежнему будут криминальные и исторические документальные циклы. В силу того, что всевозможные частные, семейные и любовные хроники сложно снять "методом наблюдения". Куда легче опять же смоделировать. Или сделать игровое кино, сериал.
Что касается документального кино, то здесь грядут перемены, связанные, в первую очередь, с техническим прогрессом.
- Процесс производства фильмов очень подешевел, их можно снимать буквально за копейки, - говорит Марина Голдовская (режиссер-документалист, руководитель отделения документального кино Киношколы Калифорнии) - На последнем кинофестивале в Санденсе был показан фильм, сделанный всего за 280 (!) долларов. Снятый на цифровую камеру - в Америке они есть практически у каждого - и смонтированный дома, на компьютере. Таких фильмов сейчас снимается море, Америка переживает настоящий бум документального кино. Отчасти это связано еще и с тем, что люди устали от высокотехнологичных блокбастеров. Им хочется чего-то "живого", реальных лиц, реальных ситуаций.
- У нас, видимо, тоже идет к этому?
- Да, но есть сдерживающий фактор: документальное кино негде показывать. В той же Америке более 400 каналов, из которых, как минимум, 15 с удовольствием возьмут у вас документальный фильм. Если он хорошо сделан, конечно. Они могут заплатить мало, или вообще ничего не заплатить, но самое главное: ваш фильм увидит зритель. Кроме того, в Америке существует множество сообществ, заинтересованных в "прикладном" документальном кино. Например, национальные или сексуальные меньшинства. Они нанимают режиссеров, которые снимают о них фильмы.
- То есть с помощью документального кино они познают самих себя?
- И отстаивают свои интересы. Например, геи Сан-Франциско с помощью массированной кино-атаки добились того, чтобы мэр города разрешил однополые браки. И туда ринулись представители сексуальных меньшинств со всех штатов. Вот, пожалуйста, пример того, насколько влиятельно документальное кино в Америке.
Первый шаг к этому сделан и у нас: документальное кино получило постоянную прописку на телевидении. Пусть и в упрощенном варианте. А дальше… да, кто его знает, что будет дальше. Сплошная импровизация! На то оно и документальное кино.
19.10.2005






В контате моя страница ВК


КИНОТЕАТР "ВЕРТОВ"



АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО



ФИНАЛИСТЫ ПРЕМИИ "ЛАВР"


Ролан снимает кино


УЧАСТНИКИ АРТДОКФЕСТ


Саша, Лена и железный дракон


ВРУЧЕНИЕ ПРЕМИИ 2013



СТУДИЯ ВЕРТОВ РЕАЛЬНОЕ КИНО


Наша Родина





ПОРТАЛ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО КИНО VERTOV.RU

Портал «Вертов» появился в сети Интернет в 1996 году и был первым ресурсом, посвященным документальному кино в российском Интернете. Много воды утекло с тех пор. За прошедшие годы появлялись и исчезали десятки сайтов и даже соцсетей, ориентированных как на профессиональное сообщество документалистов, так и на зрительскую аудиторию, любителей документалистики. Создатели «Вертова», не вступая в конкуренцию, наблюдали и по мере сил помогали подобным начинаниям. Но сегодня возникла ситуация определенного переизбытка информации. В новостных лентах и рассылках наряду с зернами, естественным образом появилось множество плевел. Эта шелуха зачастую просто не позволяет разглядеть главное. В этой ситуации мы переформатировали портал «Вертов» в своеобразный дайджест наиболее значимых (на наш взгляд) новостей, посвященных документальному кино, которые будут представлены в виде ссылок на источники информации. Иными словами, все самое важное из мира документального кино – на одной странице, которая даст пользователю возможность самостоятельного путешествия по запутанной сети, имея на руках качественную навигацию. Также, в последнее время в открытом доступе появилось немалое количество документальных фильмов. Мы возьмем на себя труд вычленять наиболее любопытные картины, создав своеобразный онлайн-кинотеатр, в котором постоянно будут показываться новые фильмы, извлеченные из всемирной сети легального видео. Помимо этого на портале «Вертов» будет представлено актуальное видео, посвященное документальному кино, а также – системой случайной выборки – фрагменты фильмов участников фестиваля «Артдокфест», финалистов премии «Лавровая ветвь», церемоний вручения премии и закрытия «Артдокфеста», фильмов производства студии «Вертов».




ПОДПИСКА ЧЕРЕЗ RSS



rss-поток




ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

Главная | Контакты | Вакансии | Нашли ошибку?